glav_ryba (glav_ryba) wrote,
glav_ryba
glav_ryba

Categories:

ПАМИР_2014_пост2_ Памирский тракт, или как мы это сделали.

Рассказ про нашу поездку на Памир от Константина Михайлова. Можно увидеть и прочитать о самой поездке и нашем быту, некоторых сложностях путешествия. В общем много того, о чем я не расскажу.


Оригинал взят у konstmikh в ПАМИР_2014_пост2_ Памирский тракт, или как мы это сделали.


Flight to Dushanbe (Tadjikistan). The beginning of car travel along the Pamirsky Road


Медленно у меня получается этой осенью. Но уж как есть. Первый пост был «о команде». Второй, вот этот, – о дороге. Дорога – она ВСЁ. Но до дороги еще надо долететь. Так что начинаю с самолета. Перелетаем через Памиро-Алай (скорее всего это уже Гиссарский хребет)..




Первое впечатление от Таджикистана уже на посадке. Ожидал увидеть.. не знаю.. разруху какую-то. Увидел же сверху ту же картинку, как когда-то над Данией. Лоскутное одеяло аккуратных с\х участков. У людей всё в порядке. Земля разделена на участки, что-то (разное) выращивается.





«Прилетели – сели». .. Живем «на базе», т.е. в Институте зоологии и паразитологии имени Е.Н.Павловского. Старейшее заведение. Здесь, конечно, не всё в порядке. То есть науку подразрушили прилично. Все кто остался (вернулся), кто держится (один зоолог, один паразитолог, полтора …. – как-то так), по нескольку лет отпахали на стройках Москвы и Питера, зарабатывали для семьи (как наш гид-орнитолог Гарибмамад). Зарплаты крошечные, на них в принципе не проживешь. Приходится крутиться. А ведь Таджикистан по проценту населения с высшим образованием был лидером в СССР – свой университет и зоологический НИИ были (и есть) даже в крошечном Хороге. Жаль. Ломать не строить. Задержались из-за встречи с директором. А.С.Саидов (зоолог) – милейший человек. Воплощение интеллигентности и добросердечия.





Памиро-Алай пропускаем (психологически это было ожидание того, когда откроют Памир, - из-за майских событий в Хороге он был закрыт). Так что сразу переносимся туда. Начинается Car Travel по одной из знаменитейших дорог в СССР, известных как Памирский тракт. Хайвеем его не назовешь. Пока. Но и сейчас он уже другой, не такой как был в 1981 г., когда я его увидел впервые. Сейчас здесь строят дороги китайцы. С тоннелями. И какими! Когда они тракт отремонтируют (через 3-4 года), это будут «дороги Швейцарии». А пока такие дороги уже идут от Душанбе к Гиссарскому хребту и через него. Говорят, президент помешан на дорогах. Ну хоть так. Дороги они для всех.






Первую пятую часть пути, до слияния ущелья Пянджа с речкой, по которой выходит на Пяндж старый Памирский тракт, - это уже и сейчас «Швейцария» (китайцы работают быстро), что называется, «с ветерком» (и десять лет гарантийного обслуживания – в горах это немало). Ну а потом дорога идет старая, вдрызг разбитая, и вообще уже путь не без приключений. После второй ночевки, утричком, вот такая картина. Ночью прошел хороший дождь, на дорогу сполз оползень. Все ждем.






Поближе выглядит так.






А это с другой стороны. Самое интересное, что большинство джипов – таксисты. Ездят здесь регулярно, и ни в одной машине нет лопаты. Разгребают жидкий завал руками. Однако руками сильно не разберешь, - в результате все равно ждали, пока придет трактор. Я же пошел вперед пешком вдоль ущелья. Счастливые минуты (нет, часы, - пару часов!). Ландшафтно-пейзажная съемка с машины невозможна (только travel shots), - это созерцательный процесс. Нужно «увидеть», «почувствовать», а это надо делать медленно, без суеты.






А это уже из приключений на обратном пути (когда мы «гнали лошадей» к Кулябу) – китайская фура не вылезла на подъем (перегруз) в самом узком и кривом развороте дороги, и.. закупорила проход. Водитель (китаец) отдыхает (ведут они себя там, как будто дома – никаких комплексов), остальным тоже не больно надо («солдат спит, служба идет»).






Но это скорее исключения, которые, бывает, раздражают в то время, когда происходят, но зато остаются яркими вехами воспоминаний и хорошей «дозой дофаминчика», когда всё уже давно позади и дважды когда ты уже старенький, с клюкой, сидишь на лавочке у дачного дома, любуясь на травку-муравку на газончике, и вспоминаешь, «как это было круто», «не, ну как мы тогда рассекали по Памиру!». «А вы там вооще, в натуре, не бывали и никогда уже не побываете» (да элементарно, Уотсон, - закроют и всё). А так, очень весело ехали. То серые скалы ущелья (их покажу как-нибудь потом), то зеленые оазисы на извилинах. В них снуют и поют птички. Ох уж эти птички…






Илья (glav_ryba) у нас был ВСЁ. Альфа и омега. И штурман (с дже-пэ-эсом), и бердвотчер, и фотограф, и орнитолог в одном лице. Всего две руки, но успевал обращаться сразу с кучей разных премудрых творений человеческого мозга, включая и старые непотопляемые, как бумага и карандаш.





Гарибмамаду тоже приходилось непросто: «новую» машину он получил буквально за день до поездки, ночью оформил все права на неё, а утром выехали. В поездке он уже понял в деталях, что получил. Так сказать, разведка боем. Без водички было никак. То ли перегревалась, то ли глюки какие с электроникой (видимых признаков перегрева не было).






Нельзя сказать, чтобы так было всегда и прямо без конца. Но где-то пару раз за день было (отваливался бак – я же говорю, дорога ещё пока не Швейцария). И тут никуда без Алексея (strannik_fox). У меня много кадров, где он под машиной. У остальных уже не было сил и воли, а у Алексея их всегда с запасом, он несгибаемый (Гарибмамаду деться тоже некуда – «назвался груздем»).





Но своими силами можно было решить вопрос далеко не всегда. Иногда приходилось обращаться к местным мастерам. Как-то они там припаивали бак (ну не навсегда, на несколько часов). Что поразило, почти в каждой деревушке есть свой авто-мастер. Часто и не один. В основном молодежь. В общем, «заходи дорогой».





Заправки тоже разные. Эта не на Памире, а на подъезде. Но вы, наверное, заметили, что бросается в глаза?





Ну а по тракту обычно вот так, по-простому. Ведерками.





Эта чайхана была закрыта (а жаль, маленькая такая, уютная с виду), хотя на обратном пути мы здесь на газончике ночевали.





А вообще этим делом по тракту никаких проблем. И всё очень дешево (в сравнении с Москвой, по крайней мере). И времени экономия серьезная. И девушки везде такие красивые, стройные, прямо горные козочки; все такие улыбчивые, отзывчивые, естественные, и.. матом не ругаются (вот такой архаизм, понимаешь), в общем одно загляденье для фотографов (но пища прежде всего! – по инструкции). А если без шуток, палатки не нужны (ну только одну для подстраховки – ни разу не использовали, две ночевки в спальниках под открытым небом – замечательно). Запасы еды не нужны (разве что чайком побаловаться по дороге, и то где-нибудь уже на Памирском плато).





Вот это единственный раз, когда мы сами капитально готовили на тракте еду (вечером, естественно), и это одна из двух (первая) ночевок на природе под открытым небом – под грецкими орехами и другими «перистолистными», под шум бурлящего внизу Пянджа. И мы тогда еще просто не знали, что и как, и стоит ли. Рядом был домик хозяина (хозяина чайханы?) – он к нам приходил на огонек (милейший и радушный человек, как и почти все, кого мы встречали на пути), приносил молочное и предлагал ночевать под навесом на веранде и т.д. Так что если вдруг дождь (там не часто, хоть и бывает) – никаких проблем. Все решается очень быстро.




А вот с соблазнительными тропинками вбок от ущелья Пянджа надо осторожнее. Конечно там птички! И вы уже почти в кустах. И тут мимоходом взглянули на странную табличку. Пару секунд в недоумении. Затем всё понимаете и, в общем, справедливо решаете, что птички это сильно, но это не единственное главное в жизни. Впрочем, я сгущаю краски. Это только в нескольких местах по Пянджу, где велись активные боевые действия.





В основном же по дороге более жизнеутверждающие изречения.





Машинный маршрут это и хорошо, и плохо. То есть машина это всегда хорошо (особенно, когда нет искушения сворачивать с дороги и класть новые следы по тундре, лугу, степи и пустыне, - поскольку уже завтра это будут новые проторенные колеи, что знает любой экспедиционщик), но когда всё время машина, утомляет. Чтобы по-настоящему что-то увидеть и поснимать ландшафты, надо ходить и ходить много. Однако в данном случае было без вариантов – времени было в обрез (8-12 чистых дней на весь тракт это в обрез) и это время надо было делить на путь, который надо было проехать от точки А (прилет) до точки Б (вылет).





Так что ходить удавалось только урывками, на кратковременных остановках. Впрочем, в ущелье Пянджа особенно и не походишь. А вот в ботсаду Хорога можно и день провести.





Но одно отступление от «пробега по бездорожью» мы себе позволили, когда встретили еще одного памирского орнитолога (он же сейчас глава хорогского Лесхоза, ему попроще дышится), - Абдулназара. Абдулназар ехал на субботу-воскресение к себе «на дачу», то есть в дом своих родителей, в горную деревушку Хуф, расположенную на высокой висячей долине ущелья речки Хуф, ступенями обрывающейся к Пянджу. И утащил нас собой. Мы не противились, поскольку это был шанс увидеть собственно Горный Бадахшан, который не сводится к ущелью Пянджа, как Мустанг не сводится к ущелью Кали-Гандаки. И далеко не на каждый из Бадахшанских хребтов можно выехать из ущелья Пянджа по дороге на машине. И там уже совсем другие ландшафты, и другие птички.





Однако вечером было не до птичек (впрочем, сначала сходили к речке по-лицезреть на гнездо синей птицы – Илья неоднократно его показывал). Потому что гостеприимные хозяева устроили маленький пир для семьи сына и гостей, с музыкой и танцами до поздней ночи. Музыка и танцы местные, разумеется. А отец Абдулназара (справа) – учитель математики в деревушке (сейчас уже на пенсии). В общем, всё было замечательно, только тяжело потом было поднять себя в 6 утра и затащить наверх, на альпийские пастбища над деревушкой, к снежникам. Там я впервые увидел златогузую каменку (что, впрочем, можно сделать и без таких сильных хлопот).





А это мы уже выехали на Памирское плато. Это и есть Памир в узком смысле слова (до этого был Горный Бадахшан – иная орография – мощные хребты, разделенные редкими глубокими ущельями). «Ну что вам рассказать… про… Памир (не в ритм получается – «про Сахалин» лучше). Памир – это пустыня Гоби, вознесенная на высоту в 4-4,5 тыс. метров (с высоты 1,5 – 2 тыс. м). И над ней еще возвышаются хребтики. Жить там сурово. Летом пастбища для скота только на самых вершинах хребтиков. Вообще-то это и была основная цель моей поездки (то есть мой главный мотив, моя мечта – поснимать на Памирском плато), но как-то  смазалось. За день до этого я все-таки траванулся, и скачки состояния и температуры выбили из седла. Так что целый день подъема на Памир (на плато) машина везла полуживой труп (сначала я вообще думал, по симптомам, что это «горняжка» – думал, «дожил – горняжка на высоте в 3 тыс. м»! - пора на свалку») и даже не сделал ни одного кадра красных сурков, которые во множестве обитают в невероятно сухом ландшафте этой части Памира и которых ребята ещё конечно же покажут.





К вечеру подъехали к маленькому Памирскому поселению в районе озер Яшинкуль, Булункуль, Тузкул, где и заночевали. Какого-то рекламируемого лоджа тут нет (туристы сюда мало, наверное, заезжают), но где поесть и переночевать, как я понимаю, всегда найдется. Труп к тому времени слегка ожил, руки и ноги зашевелилсиь, но дофаминчик от созерцания памирских просторов почти не выделялся, а следовательно «не в коня корм». Больше всего меня поразили памирцы. т.е. та единственная семья, с которой мы общались за вечер и утро в этой деревушке – мать-хозяйка и её взрослые дочери (кормившие нас). Что мать говорит по-русски – понятно. Но что дочери, и почти без акцента, не очень. И потом поразил их такт. Они не только открыты и искренне доброжелательны, как почти все в Таджикистане, но никогда не позволят себе выразить «слишком» эту доброжелательность, «не спросив у вас», т.е. не почувствовав в вас отклика и желания «взаимодействовать». А жизнь, как они скромно заметили, здесь весьма тяжелая. Особенно зимой.





На этом наше путешествие по плато Памира, собственно, и закончилось (в основном мы посмотрели несколько озер, где есть уникальные памирские подвиды (иногда сейчас дробные криптические виды) и виды ряда птиц Ц Азии, такие как памирский (монгольский) зуек, памирская речная крачка, памирский большой крохаль, буроголовая чайка, поскольку на следующий день, проехав еще совсем немного, мы на посту пограничков узнали, что в Оше неспокойно, и Киргизы нас на границе не пропустят (никаких гарантий, а билеты на самолет были из Оша).





Так что, прощай Памир! Нам ничего не оставалось, как взяв «колеса в руки», проделать марш-броском обратный путь, уже напрямую через дорогу на Хорог, снова вдоль Пянджа, и очередной поздней ночью вылететь в Москву из Куляба. Больше запомнился Бадахшан и Памиро-Алай (ущелье Кондора и озеро Искандеркуль), от Памира, по состоянию, у меня остались смутные впечатления, как будто видел всё это во сне.
Subscribe

  • Кедровка

    Врановые птицы есть везде, где есть лес. Только у нас в лесу чаще встретишь сойку, а в таежных лесах Сибири и Дальнего Востока - кедровку. С криками…

  • Телеграм канал об интересных находках птиц

    Если бы сообщения о новых интересных находках приходили бы мгновенно, то многие бы успели бы увидеть толстоклювую пеночку в Зарядье. Но через…

  • Белоглазка

    Белоглазка прекрасно гармонирует с раскраской осеннего леса. Мелкая, желто-зеленая, она легко скрывается в осенней листве. И только позывки, чем-то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments